Mnogoznaal – Интервью (Вписка)

В: Что имелось в виду в строчке «В гостинице «Космос» сходят с ума»?

M: Это, в первую очередь, абстракция, то есть мое представление о том, что там происходит внутри. Я никогда не думал, мне просто очень нравится, как это звучит.

В: То есть ты в ней ни разу не был?

M: Был в детстве, когда она была открыта. У моего друга мама работала там, мы туда забегали и нас выгоняли, еще я туда в парикмахерскую ходил. Сейчас она закрыта, я полагаю навсегда, но, возможно, я или еще кто-то спровоцирует сделать из нее музей. Я хотел туда пробраться сам, но это штраф 300 тысяч рублей, и я подумал, что это нецелесообразно.

В: Почему в клипе «Z-Pam» рядом с тобой чувак в маске насекомого и еще какой-то старик?

M: Это актер Евгений Батов, актер СССР и боевиков 90-х, кстати. У него есть своя школа трюков под названием «Трюк» в Москве, где он занимается постановкой различных трюков. Он должен быть как постановщик изначально, но очень понравился нам своей харизмой, что мы захотели его в кадр.

В: Ты специально выбирал себе таких утрированных персонажей?

M: Z-Pam, если бы он был без человека-мухи и деда – это была бы какая-то нелепая постановка, поэтому с Гошей Visnu придумал так все, но я доволен результатом, хотя клип не снят до конца. Из-за того, что у нас были технические неполадки, мы не смогли заснять концовку. В итоге, всех, кого перестреляли, должны были вставать и прощаться друг другом.

В: Откуда вы взяли волка для клипа «Минус 40»?

M: Это арендованный волк, которого к нам привезли в клетке, вывели и сказали: «Не смотрите на него, не думайте о нем, иначе он подумает о вас». Мы сначала не смотрели на него, потом пришло время снимать сцены со мной, и он оказался достаточно милым. Конечно, было страшно, вы сами видели, как он прокусил объектив камеры.
В: Правда ли, что в Печоре можно было встретить медведя?

M: Да, недавно, кстати ходили у нас три по городу. Это те медведи, которые не ушли зимой в спячку. Их нельзя было отстреливать, просто нам сообщали их местонахождение, и мы не выходили из дома в этот день.

В: Печора – это бедный город?

M: Да, бедный. Если тут нет работы, если тут нищета вокруг и такие бараки, то сложно это описать другим словом, зато здесь очень много супермаркетов.

В: Когда ты начал заниматься рэпом? Как это встретили твои сверстники?

M: Я заниматься рэпом начал в 12 лет и тогда это только начинало входить в моду, по этому это было нормой. Я был совсем толстым пиздюком и пару раз меня накрывали скинхеды в Печоре. Меня в первый раз избили очень жестко, мне было 11-12 лет. Это был мужчина, он избил меня за то, что я покурил в подъезде. Тогда это было абсолютной нормой: накосячил – побили. Сейчас такого нет и это хорошо.

В: В Печоре было какое-то рэп сообщество?

M: Здесь был клуб «Ливер», здесь были рэп вечеринки, было объединение ОПР, (Объединение Печорского рэпа) где я состоял. Все мечтали читать рэп, и, если честно, в какой-то момент я думал, что больше не буду этим заниматься и достаточно иронично, что мы здесь именно по этой причине.

В: А ведь ты по любому начинал с другого рэпа?

M: Да, про райончик, но я его не стыжусь. Просто очень тупо, что большинство исполнителей читают не про свои районы, а про американские. Мне недавно показывали песню парня, она очень хорошая, но он там читает типа «Нахуй копов», и он реально в взрослом возрасте смотрит на полицию у себя в городе и представляет, что он в США. Это убивает ценность музыки на порядок.

В: Тебе поступают предложения продавать биты?

M: Да, но я никогда не буду продавать биты. Я, если честно, даже друзьям их не отдаю.

В: Как ты нашел общий язык с рэперами из Dead Dynasty?

M: Сейчас я понимаю, чтобы Глеб и Даниэль разглядели во мне что-либо – вероятность очень мала, учитывая, что я особо нигде не появлялся. Я полагаю, что когда на rap.ru запостили список фрешменов 2013 и в 2014 годом, Глеб это увидел, в тот же день написал мне. Дальше, спустя полгода он сказал, что слушал мою музыку и зовет меня в команду, я сразу согласился и это одно из лучших решений в моей жизни.

В: Что тебе нравится в Глебе, как в артисте?

M: Глеб экспериментатор, он никогда не останавливается. Он полностью отдается ей, хочет познать все ее грани. Если у меня есть определенный тоннель, который я хочу пройти, совершенствовать то, что я уже начал, то у него другой взгляд, он хочет охватить все.

В: Почему ты вписался за Глеба в конфликте с Кизару?

M: Я просто к нему серьезно относился. У меня никакого негатива к нему нет, пусть существует дальше, а мы пойдем своей дорогой. Решать с ним что-то – сложно, потому что он один человек на камеру, другой в переписке.

В: Расскажи про автобусный тур янграши. Когда много молодых людей ездят на автобусе по стране – это наверно весело?

M: С моим ростом это жестко. Первые три дня я не спал, потому что было неудобно. Это было настолько весело, что нисколько не смущало. Мне нравится быть музыкантом, потому что ты не имеешь права ныть по какому-либо поводу, не хочешь – не делай. Между городами мы слушали треки друг друга, чтобы бечить друг друга на концертах. В первом туре выступали всей янграшей, что было плохой идеей, потому что микрофоны ломались, но детям нравилось, нам тоже.

В: Раньше север тонул в синтетический наркотиках, какая ситуация сейчас?
M: Сейчас тоже самое, самое легкодоступное – это химка, и много моих друзей употребляло ее. Зачастую тут продаются плохосваренные вещи, которые даже могут вызвать шизофрению. Я сам пробовал химку, не очень. После нее бывает паника и озарение того, что ты выжил. Не нужно употреблять, потому что это непредсказуемо, плюс химка – это твой мозг и насколько у тебя уродливое сознание ты узнаешь.

В: Что тебе дала служба в армии?

M: Понимание того, что люди изъебываются целыми днями напролет, у них нет свободы, они собственность государства, так же пришло понимание того, что я так жить не хочу. Я думал, что буду служить и в отпусках ездить на концерты, но в самом контракте указано «Сторонняя деятельность, которая приносит деньги, запрещена контрактнику».

В: Как ты выстраиваешь свою концертную логистику?

M: Я всегда ездил плацкартом из Печоры до Москвы, там я приезжал к Гоше Visnu, гостевал у него и оттуда выезжал в города. Гоша снимает клипы, также он бек МС и диджей.

В: Самое неожиданное предложение фита?

M: Если честно, нет прямо неожиданных предложений, помню лишь, что мне предлагал гнойный. Самое странное, что на фиты я никогда не выбирал популярных людей, кроме трека «Герой».

Поделиться:
Просмотров: 53 | Добавил: Mts (28.05.2018) | Категория: Интервью

По теме:
На этой странице мы предоставили вашему вниманию Mnogoznaal – Интервью (Вписка). В комментариях вы можете оставить свой отзыв или выразить точку зрения о тексте. Если вы являетесь автором и против публикации текста на данном сайте, сообщите об этом через форму обратной связи.
Вверх